Рак предстательной железы симптомы 4 стадии отек конечностей

Рак предстательной железы симптомы 4 стадии отек конечностей

«Лечение больных с неотложными состояниями, связанными с острой или хронической алкогольной интоксикацией, требует особо взвешенного подхода к выбору лекарственных препаратов» (Белоусов Ю. Б., 2002). Однако в настоящее время отсутствуют как таковые стандарты ведения как терапевтических больных с алкогольной патологией, так и больных алкоголизмом, у которых развиваются неотложные соматические состояния. В доступной нам литературе мы не встретили работ, посвященных фармакоэкономическому анализу лечения неотложных состояний, связанных с употреблением алкоголя. Таким образом, целесообразность внедрения на догоспитальном (ДГЭ) и раннем госпитальном (РГЭ) этапах единой тактики диагностики и фармакотерапии неотложных состояний, связанных с употреблением алкоголя, является, несомненно, актуальным. С целью создания модели медицинской помощи соматическим больным при неотложных состояниях, связанных с употреблением алкоголя, было запланировано и проведено клиническое исследование. На первом этапе исследования был проведен ретроспективный анализ 650 медицинских карт стационарных больных, госпитализированных в многопрофильный стационар Москвы в течение одного года. В результате данного этапа работы были определены наиболее распространенные клинические синдромы, сопряженные с употреблением алкоголя терапевтическими больными: острое отравление этанолом (ООЭ) с психомоторным возбуждением (13,4%); ООЭ на фоне В12-дефицитной анемии (13,3%), ООЭ с угнетением сознания (13,2%), алкогольный абстинентный синдром (ААС) на фоне органического поражения центральной нервной системы (ЦНС) (13,0%), ААС на фоне пневмонии (11,3%), ООЭ на фоне хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) и дыхательной недостаточности (ДН) (11,3%), ООЭ на фоне длительной диуретической терапии (9,5%), ООЭ на фоне инсулинотерапии сахарного диабета (8,4%), ООЭ с алкогольным рабдомиолизом (6,6%).

По преимущественным патогенетическим механизмам танатогенеза было проведено условное разделение этих клинических синдромов на имеющие в своем исходе острую сердечно-сосудистую недостаточность, в том числе по причине прогредиентного поражения скелетной мускулатуры и миокарда, и поражение ЦНС с отеком головного мозга. Это позволило обосновать принципы профилактической лекарственной терапии препаратами магния и нейропротекторами. Критериями постановки диагнозов были:

ААС: анамнестическое указание на прием алкоголя и его депривацию, гипергидратация, гипердинамические изменения гемодинамики, вегетативные изменения. ООЭ: анамнестическое указание на прием алкоголя, наличие алкоголя в крови пациента, положительный экспресс-тест на наличие алкоголя в слюне, интоксикационный синдром. Органическое поражение ЦНС: анамнестические указания на травму головного мозга, нарушения памяти, интеллекта, воли, сопровождающие хронические расстройства личности у больного (более 2 месяцев). Алкогольный рабдомиолиз: транзиторное изолированное повышение креатинфосфокиназы (КФК), вызванное алкогольным эксцессом (анамнестические и лабораторные данные) и миопатия различной локализации (отек и болезненность мышц). Тканевой дефицит магния: некорректируемая препаратами калия гипокалиемия в сочетании с гиперкальциемией. Фасцикуляции в ответ на проведение перкуторных проб на мышцах рук и ног. Анамнестические указания на длительный алкогольный запой и голодание, длительную диуретическую терапию, стеаторею, длительную инсулинотерапию или увеличение суточной дозы инсулина. В заключение первого этапа был проведен анализ результативности диагностики и соответствия — медицинской терминологии, применяемой для формулировки диагнозов у пациентов, госпитализированных в состояниях, связанных с употреблением алкоголя, МКБ 10-го пересмотра. Для реализации данного этапа исследования в рамках работы лечебно-контрольной подкомиссии (ЛКП) было изучено 728 медицинских карт стационарных больных, госпитализированных в лечебно-профилактическое учреждение (ЛПУ) в течение последующих четырех лет, пролеченных и выписанных с улучшением.

На втором этапе было осуществлено клиническое наблюдение за 3936 пациентами, госпитализированными в ЛПУ за 6 лет, из них: мужчин — 2494 (63,4%), женщин — 1445 (36,6%). Возраст больных колебался в пределах от 35 до 80 лет. Средний возраст пациентов составил 46,4 ± 0,73 года. Все пациенты были разделены на 9 групп по принципу наиболее часто встречающихся клинических синдромов, связанных с употреблением алкоголя. Терапевтические больные, госпитализированные в ЛПУ с ООЭ и ХОБЛ с ДН, с ООЭ на фоне В12-дефицитной анемии, а также с ААС и эндогенной интоксикацией, были исключены из исследования, так как имевшаяся у них соматическая патология определяла прогноз заболевания, затрудняя оценку эффективности фармакотерапии алкогольной патологии. В настоящее исследование вошли 2513 пациентов с шестью наиболее распространенными клиническими синдромами.

В 1-ю подгруппу вошло 395 пациентов, получавших лекарственную терапию регуляторным пептидом (ноотропом с выраженным нейропротективным действием) Семаксом (метионил-глутамил-гистидил-фенилаланил-пролил-глицил-пролин) (ИМГ РАН, Россия). Во 2-ю подгруппу вошло 388 пациентов, получавших лекарственную терапию препаратом метаболического действия с вазоактивным компонентом (Инстеноном) (гексобензинодигидрохлорид + этамиван + этофиллин) (Nycomed, Норвегия). В 3-ю подгруппу вошло 476 пациентов, получавших лекарственную терапию сульфатом магния (Кормагнезином) (Worwag Pharma, Германия).

Формирование подгрупп контроля осуществлялось посредством частичной рандомизации. Это стало возможным при соблюдении парности признаков единицы наблюдения (принадлежность к одной из шести клинических групп, пол, возраст), а также очередности включения пациента в основную или контрольную подгруппу — каждый второй пациент, соответствующий условиям отбора в исследование, включался в соответствующую подгруппу контроля. В подгруппу контроля 1 (Семакс) вошел 391 пациент, в подгруппу контроля 2 (Инстенон) — 384 пациента и, наконец, в подгруппу контроля 3 (Кормагнезин) — 479 пациентов. Все пациенты контрольных подгрупп получали лекарственную терапию ноотропами (20 мл 20%-го раствора пирацетама). Все больные после госпитализации в реанимационное отделение получали следующее лечение и обследование:

  • осмотр неврологом (исключение черепно-мозговой травмы и нарушения мозгового кровообращения);
  • определение концентрации алкоголя в крови (лабораторный анализ) и в слюне (экспресс-метод);
  • общий и биохимический анализы крови, в том числе анализ уровня мочевой кислоты и электролитов крови: К+, Са2+, Сl-;
  • ЭКГ;
  • мониторирование артериального давления, частоты сердечных сокращений, сатурации, диуреза;
  • дезинтоксикационную инфузионную терапию под контролем диуреза: раствор натрия хлорида — 0,9%, раствор декстрозы — 5,0%, раствор декстрозы — 40,0%, раствор натрия тиосульфата — 30,0%, раствор унитиола — 5,0%, раствор тиамина — 5,0%, раствор пиридоксина — 5,0%, раствор никотиновой кислоты — 1,0%, раствор аскорбиновой кислоты — 5,0% и раствор калия хлорида — 4%.
  • Семакс вводился интраназально по 3 капли 1% раствора в каждый носовой ход: при поступлении — однократно, затем в течение всего периода пребывания в реанимационном отделении — 3 раза в день.
  • Инстенон вводился внутривенно струйно в дозе 50 мкг в 20 мл 5% раствора глюкозы в течение 3 минут: при поступлении — однократно; затем в течение всего пребывания в реанимационном отделении — 1 раз в день.
  • Кормагнезин при поступлении вводился внутривенно, болюсно (за 5 минут) в виде 20% раствора (5 мл препарата Кормагнезин-400); затем в течение первых 24 часов лечения проводилась инфузия 80 мл препарата Кормагнезин-400, разведенного в 400 мл 0,9% натрия хлорида (с постоянной скоростью 20 мл/час); далее — один раз в день на протяжении всего времени пребывания в реанимационном отделении, внутривенно, болюсно — 5 мл 20% раствора.

В исследование не включали пациентов моложе 18 и старше 80 лет, а также больных, имеющих атриовентрикулярную блокаду II–III степени или полную блокаду ножек пучка Гиса; почечную недостаточность; эпилептиформные синдромы; признаки повышения внутричерепного давления (длительная головная боль, рвота, нарушение зрения); внутримозговые кровоизлияния, острый инфаркт миокарда, острую дыхательную недостаточность, острую сердечную недостаточность, острый респираторный дистресс-синдром, печеночную недостаточность; алиментарную дистрофию, беременность, а также противопоказания к назначению препаратов магния, Семакса, Инстенона. В процессе исследования в каждой клинической подгруппе определялись среднее число дней лечения в реанимационном отделении, среднее число летальных исходов, среднее число нежелательных побочных действий лекарственной терапии и число осложнений ведущего клинического синдрома в виде развития делирия.

В результате анализа летальных исходов внутри классов заболеваний, при которых в процессе патологоанатомического исследования определялись маркеры алкоголизма, установлено, что число летальных исходов в ЛПУ составило: при болезнях органов дыхания — 59 (19,9%); сердечно-сосудистой системы — 671 (22,8%); при болезнях печени — 88 (26,3%); при психических расстройствах и расстройствах поведения — 6 из 9. Таким образом, число летальных исходов в ЛПУ за пять лет наблюдения, при которых исключительно в процессе патологоанатомического исследования выявлены маркеры алкоголизма, составило 827 (14,3%). В результате анализа заключительных клинико-анатомических диагнозов, в которых упоминалась патология, сопряженная с употреблением алкоголя, установлено, что при болезнях органов дыхания данная патология упоминалась в 18 (30,5%) случаях; при болезнях сердечно-сосудистой системы — в 112 (16,7%); при болезнях печени — в 32 (36,4%); при психических расстройствах и расстройствах поведения — в 5 из 9. Таким образом, за пять лет наблюдения число заключительных клинико-анатомических диагнозов, в которых упоминалась патология, сопряженная с употреблением алкоголя, составило в целом по ЛПУ 167 (20,2%) случаев.

В результате анализа диагнозов скорой медицинской помощи (СМП) по сопроводительным талонам в медицинских картах стационарных больных установлено, что упоминание сопряженной с употреблением алкоголя патологии составило при болезнях органов дыхания — 8 (13,6%) случаев; при болезнях органов сердечно-сосудистой системы — 63 (9,4%); при болезнях печени — 18 (20,5%); при психических расстройствах и расстройствах поведения — 3 из 9. Таким образом, за пять лет наблюдения число медицинских карт стационарных больных, имевших в направительных диагнозах СМП упоминание о состояниях, связанных с употреблением алкоголя, составило в целом по ЛПУ 92 (11,1%).

В результате анализа медицинских карт стационарных больных, имевших протоколы освидетельствования на предмет алкогольного опьянения, установлено, что при болезнях органов дыхания протоколы имелись в 2 (3,4%) случаях; при болезнях органов сердечно-сосудистой системы — в 32 (4,8%); при болезнях печени — в 7 (8,0%); при психических расстройствах и расстройствах поведения — в 0 (0%) случаев. Таким образом, за пять лет наблюдения число медицинских карт стационарных больных, имевших протоколы освидетельствования на предмет алкогольного опьянения, составило в целом по ЛПУ 41 (5,0%). В результате анализа медицинских карт стационарных больных, имевших в листах назначений отметки об исследовании крови на содержание алкоголя, установлено, что во всех 9 случаях психических расстройств и расстройств поведения исследование крови для определения алкоголя вообще не проводилось. В 88 случаях заболеваний печени исследование крови для определения алкоголя проводилось у 5,7% больных; при болезнях сердечно-сосудистой системы (всего 671 случай) — у 1,8% больных; при болезнях органов дыхания (всего 59 случаев) — в 3,4%. Таким образом, из 827 случаев летальных исходов, при которых в процессе патологоанатомического исследования выявлены маркеры хронической алкогольной интоксикации (ХАИ), определение алкоголя в крови при жизни больных проводилось у 2,3% пациентов.

По данным анализа медицинских карт стационарных больных на предмет наличия в них результатов анализа крови на содержание алкоголя установлено, что из 9 случаев психических расстройств и расстройств поведения результаты анализа крови на наличие алкоголя отсутствуют во всех медицинских картах. В 88 случаях заболеваний печени результат анализа крови на наличие алкоголя имеется у 1,1% больных; при болезнях сердечно-сосудистой системы (всего 671 случай) — у 1,3% больных; при болезнях органов дыхания (всего 59 случаев) — в 3,4%. Таким образом, из 827 случаев летальных исходов, при которых при патологоанатомическом исследовании выявлены маркеры ХАИ, результаты анализа крови на наличие алкоголя имеются у 1,5% пациентов.

В результате анализа медицинских карт стационарных больных, смерть которых наступила в ЛПУ в 1999–2003 гг., на предмет наличия в них результатов экспресс-теста слюны для определения алкоголя установлено, что из 9 случаев психических расстройств и расстройств поведения экспресс-тесты на наличие алкоголя в слюне присутствуют в 6 медицинских картах. В 88 случаях заболеваний печени результаты экспресс-теста на наличие алкоголя имеется у 31,8% больных; при болезнях сердечно-сосудистой системы в 671 случае — у 15,6% больных; при болезнях органов дыхания в 59 случаях — в 32,2%. Таким образом, из 827 случаев летальных исходов, при которых при патологоанатомическом исследовании выявлены маркеры ХАИ, результаты экспресс-теста на наличие алкоголя в слюне имеются у 18,9% пациентов. В результате проведенного анализа результативности диагностики алкогольсвязанных состояний в процессе лечебно-контрольной подкомиссии установлено, что данные состояния присутствуют в направительном диагнозе СМП в 47,7% случаев, в процессе описания статуса пациентов на госпитальном этапе — в 56,8%, тогда как в заключительных клинических диагнозах ЛПУ эти состояния упоминаются лишь в 17,4% случаев. Таким образом, при выписке пациентов из стационара для последующего наблюдения в поликлинике по месту жительства 82,6% информации об алкогольном анамнезе пациентов становятся недоступными для последующей клинической интерпретации участковой службой.

В сопроводительных листах СМП упоминаются диагнозы алкогольсвязанных состояний в соответствии с МКБ 10-го пересмотра в 95 случаях (27,5%). В медицинских картах стационарных больных упоминаются диагнозы алкогольсвязанных состояний в соответствии с МКБ 10-го пересмотра в 112 случаях (88,9%). Таким образом, формулировка направительных диагнозов СМП и заключительных клинических диагнозов в ЛПУ при алкогольсвязанных состояниях не соответствует МКБ 10-го пересмотра в 72,5% (СМП) и 11,1% (ЛПУ).

В результате анализа случаев расхождения заключительного клинического и направительного диагноза СМП при состояниях, связанных с употреблением алкоголя, установлено, что из 379 пациентов, направленных СМП с обострением или острым развитием общесоматической патологии, направительный диагноз СМП «Гипертонический криз» отмечен в 130 случаях, что в 31 случае соответствовало госпитальному диагнозу «Абстинентный синдром». Из 70 случаев направительного диагноза СМП «Дисциркуляторная энцефалопатия» госпитальный диагноз был изменен в 24 случаях на абстинентный синдром. Из 27 пациентов, направленных СМП с диагнозом «ОНМК», инфаркт головного мозга подтвержден в 4 случаях, в остальных 23 случаях диагностированы алкогольная энцефалопатия и полинейропатия. Из 26 пациентов, направленных СМП с диагнозом «ОИМ», инфаркт миокарда подтвержден в 16 случаях, а в 10 случаях — диагностирована алкогольная кардиомиопатия. Из 78 пациентов, направленных СМП с диагнозом пневмония, в 23 случаях диагностирован туберкулез легких на фоне хронической алкогольной интоксикации и в 7 случаях — алкогольный панкреатит. Из 33 случаев направительного диагноза СМП «Почечная колика» в 13 случаях выявлена алкогольная ацетонурия. Из 15 случаев направительного диагноза СМП «Анурия» в 8 случаях у пациентов диагностирован нейрогенный мочевой пузырь при хронической алкогольной интоксикации. Таким образом, в 126 (33,2%) случаях имело место расхождение заключительного клинического и направительного диагноза СМП при алкогольсвязанных состояниях у терапевтических больных.

ААС на фоне органического поражения ЦНС

Средняя длительность лечения больных с ААС на фоне органического поражения ЦНС в подгруппе 1, получавшей Семакс, составила 2,13 ± 0,05 дня, в подгруппе контроля 1 — 2,36 ± 0,06 дня, в подгруппе 2, получавшей Инстенон, — 2,31 ± 0,06 дня, в подгруппе контроля 2 — 2,37 ± 0,06 дня. Таким образом, средняя длительность лечения больных с ААС на фоне органического поражения ЦНС в подгруппе 1, получавшей Семакс, имела достоверно наименьшее значение.

Среднее число летальных исходов на 1000 больных в подгруппе 1, получавшей Семакс, составило 1,04 ± 0,01, в подгруппе контроля 1 — 8,20 ± 0,24, подгруппе 2, получавшей Инстенон, — 1,83 ± 0,07, в подгруппе контроля 2 — 8,21 ± 0,24. Таким образом, среднее число летальных исходов имело наименьшее значение в группе Семакса — 1,04 ± 0,01 на 1000 больных. Среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 1 (Семакса) составило 5,21 ± 0,15 на 1000 больных (преимущественно отмечались чувство тревоги и заложенность носовых ходов), в подгруппе контроля 1 — 7,19 ± 0,21 (преимущественно отмечались головная боль, головокружение на фоне введения пирацетама), в подгруппе 2 (Инстенона) — 6,39 ± 0,19 (преимущественно отмечались сердцебиение и головная боль), а в подгруппе контроля 2 — 7,21 ± 0,21 на 1000 больных (головная боль, головокружение на фоне введения пирацетама). Таким образом, среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 1 (Семакса) достоверно имело наименьшее значение — 5,21 ± 0,15 на 1000 больных. Учитывая минимальную длительность лечения — 2,13 ± 0,05 дня, минимальное число летальных исходов — 1,04 ± 0,01 на 1000 больных, минимальное число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии — 5,21 ± 0,15 на 1000 больных, установленных в подгруппе 1, для лечения больных с ААС на фоне органического поражения ЦНС препаратом выбора является Семакс.

ООЭ с психомоторным возбуждением

Средняя длительность лечения в подгруппе 1 (Семакса) составила 2,17 ± 0,05 дня, в подгруппе контроля 1 — 2,37 ± 0,06 дня, в подгруппе 2 (Инстенона) — 2,33 ± 0,06 дня, а в подгруппе контроля 2 — 2,36 ± 0,06. Таким образом, средняя длительность лечения в подгруппе 1 (Семакса) достоверно наименьшая — 2,17 ± 0,05 дня. Среднее число летальных исходов в группе 1 (Семакса) составило 1,04 ± 0,01 на 1000 больных, в группе контроля 1 — 5,13 ± 0,15 на 1000 больных, в группе 2 (Инстенона) — 2,74 ± 0,07 на 1000 больных, а в группе контроля 2 — 5,12 ± 0,15 на 1000 больных. Таким образом, среднее число летальных исходов в группе 1 (Семакса) достоверно наименьшее — 1,04 ± 0,01 на 1000 больных. Среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в группе 1 (Семакса) составило 2,08 ± 0,05 на 1000 больных, в группе контроля 1 — 5,13 ± 0,15 на 1000 больных, в группе 2 (Инстенона) — 3,65 ± 0,10 на 1000 больных, а в группе контроля 2 — 5,14 ± 0,15 на 1000 больных. Таким образом, среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в группе 1 (Семакса) имело достоверно наименьшее значение — 2,08 ± 0,05 на 1000 больных.

Учитывая минимальную величину средней длительности лечения в группе 1 (Семакса) — 2,17 ± 0,05, минимальную величину среднего числа летальных исходов в группе 1 (Семакса) — 1,04 ± 0,01 на 1000 больных, минимальную величину среднего числа нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в группе 1 (Семакса) — 2,08 ± 0,05 на 1000 больных, установлено, что при лечении ООЭ с психомоторным возбуждением у терапевтических больных препаратом выбора является Семакс.

ООЭ с угнетением сознания

Средняя длительность лечения в подгруппе 1 (Семакса) составила 2,81 ± 0,07 дня, что не имело достоверных различий с подгруппой контроля 1 — 2,83 ± 0,07 дня (t = 0,2). Средняя длительность лечения в подгруппе 2, получавшей Инстенон, составила 2,21 ± 0,05 дня и не имела достоверных различий с группой контроля 2 — 2,84 ± 0,07 (t = 0,7). Средняя длительность лечения в подгруппе 1 (Семакса) достоверно выше, чем в группе 2 (Инстенона) (t = 6,7). Таким образом, средняя длительность лечения больных ООЭ с угнетением сознания достоверно наименьшая в подгруппе 2 (Инстенона) — 2,21 ± 0,05 дня. Среднее число летальных исходов в подгруппе 1 (Семакса) составило 4,17 ± 0,11 на 1000 больных, в подгруппе контроля 1 — 7,19 ± 0,21 на 1000 больных, в подгруппе 2 (Инстенона) — 3,65 ± 0,10 на 1000 больных, а в подгруппе контроля 2 — 7,17 ± 0,21 на 1000 больных. Таким образом, среднее число летальных исходов в подгруппе 2 (Инстенона) имело достоверно наименьшее значение — 3,65 ± 0,10 на 1000 больных. Среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 1 (Семакса) составило 4,17 ± 0,11 на 1000 больных, в подгруппе контроля 1 — 9,24 ± 0,28 на 1000 больных, в подгруппе 2 (Инстенона) — 7,31 ± 0,21 на 1000 больных, а в подгруппе контроля 2 — 9,22 ± 0,28 на 1000 больных. Таким образом, среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии имело достоверно наименьшее значение в подгруппе 1 (Семакса) — 4,17 ± 0,11 на 1000 больных. Учитывая минимальную величину средней длительности лечения в подгруппе 2 (Инстенона) — 2,21 ± 0,05 и минимальную величину среднего числа летальных исходов в подгруппе 2 (Инстенона) — 3,65 ± 0,10 на 1000 больных препаратом выбора для лечения больных с ООЭ и угнетением сознания является Инстенон.

ООЭ на фоне инсулинотерапии сахарного диабета

Средняя длительность лечения в реанимационном отделении в подгруппе 3 (Кормагнезина) составила 2,86 ± 0,07 дня, в подгруппе контроля 3 — 2,91 ± 0,07 дня. Среднее число летальных исходов в подгруппе 3 (Кормагнезина) составило 3,15 ± 0,08 на 1000 больных, что достоверно ниже, чем в подгруппе контроля 3, — 4,11 ± 0,11 на 1000 больных. Среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 3 (Кормагнезина) в виде чувства жара, головокружения и потемнения в глазах составило 7,36 ± 0,22 на 1000 больных, что достоверно ниже, чем в подгруппе контроля 3 (побочные эффекты аналогичны вышеописанным при введении пирацетама) — 8,21 ± 0,24 на 1000 больных. Учитывая среднюю длительность лечения в реанимационном отделении в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 2,86 ± 0,07 дня, среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 7,36 ± 0,22 на 1000 больных и среднее число летальных исходов в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 3,15 ± 0,08 на 1000 больных, лечение больных с ООЭ на фоне инсулинотерапии сахарного диабета целесообразно проводить препаратом Кормагнезин.

ООЭ на фоне длительной диуретической терапии

Средняя длительность лечения в реанимационном отделении в подгруппе 3 (Кормагнезина) составила 2,14 ± 0,05 дня, в подгруппе контроля 3 — 2,21 ± 0,05 дня. Среднее число летальных исходов в подгруппе 3 (Кормагнезина) составило 1,05 ± 0,01 на 1000 больных, в подгруппе контроля 3 — 2,36 ± 0,06 на 1000 больных. Среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 3 (Кормагнезина) составило 3,15 ± 0,08 на 1000 больных, а в подгруппе контроля 3 — 4,11 ± 0,11 на 1000 больных. Учитывая среднюю длительность лечения в реанимационном отделении в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 2,14 ± 0,05 дня, среднее число летальных исходов в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 1,05 ± 0,01 на 1000 больных и среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 3,15 ± 0,08 на 1000 больных, препаратом выбора при лечении больных с ООЭ на фоне длительной диуретической терапии является Кормагнезин.

Алкогольный рабдомиолиз

Средняя длительность лечения в реанимационном отделении в подгруппе 3 (Кормагнезина) составила 2,52 ± 0,06 дня, а в подгруппе контроля 3 — 2,96 ± 0,08 (t = 4,4). Среднее число летальных исходов в подгруппе 3 (Кормагнезина) составило 2,10 ± 0,05 на 1000 больных, что достоверно ниже, чем в подгруппе контроля 3, — 4,11 ± 0,11 на 1000 больных (t = 16,8). Среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 3 (Кормагнезина) составило 6,31 ± 0,59 на 1000 больных и не имело достоверных различий с подгруппой контроля 3 — 7,19 ± 0,21 (t = 1,4). Учитывая среднюю длительность лечения в реанимационном отделении в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 2,52 ± 0,06 дня, среднее число нежелательных побочных эффектов фармакотерапии в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 6,31 ± 0,59 на 1000 больных и среднее число летальных исходов в подгруппе 3 (Кормагнезина) — 2,10 ± 0,05 на 1000 больных, препаратом выбора для лечения больных с алкогольным рабдомиолизом является Кормагнезин. Таким образом, препаратом выбора для лечения больных с алкогольным рабдомиолизом, ООЭ на фоне длительной диуретической терапии, острым отравлением этанолом на фоне инсулинотерапии сахарного диабета является Кормагнезин. Для лечения больных с ООЭ и угнетением сознания препаратом выбора является Инстенон, а при лечении ООЭ с психомоторным возбуждением и ААС на фоне органического поражения ЦНС — Семакс. Лечение этими препаратами достоверно повышает выживаемость пациентов в неотложных состояниях, связанных с употреблением алкоголя.

Резюмируя вышесказанное, при оказании медицинской помощи терапевтическим больным с неотложными состояниями, связанными с употреблением алкоголя, врачам терапевтам многопрофильных стационаров и бригад СМП целесообразно использовать экспресс-тесты неотложного алкоголь-ассоциированного состояния для уменьшения длительности дифференциальной диагностики на ДГЭ и РГЭ. Необходимо унифицировать используемую для оценки алкоголь-связанных состояний терминологию, с целью повышения преемственности оказания неотложной медицинской помощи по осуществлению ее в отношении этих больных на ДГЭ и РГЭ. Целесообразно пользоваться такими терминами, как острое отравление этанолом (ООЭ), алкогольный абстинентный синдром (ААС), с указанием клинически значимой соматической патологии, что в совокупности обосновывает патогенетические механизмы выбора фармакотерапии. Кроме того, при осуществлении дифференциальной диагностики этиопатогенетического механизма висцерального симптомокомплекса, в направительный диагноз целесообразно вносить ту нозологическую форму, которая имеет худший прогноз, трактуя сложившуюся ситуацию в пользу больного. На основании проведенного исследования авторами сделан вывод, что в схему лечения: ААС на фоне органического поражения ЦНС и ООЭ с психомоторным возбуждением — включать препарат Семакс; ООЭ с угнетением сознания и ООЭ на фоне В12-дефицитной анемии — включать препарат Инстенон; а при ООЭ на фоне инсулинотерапии сахарного диабета, ООЭ на фоне длительной диуретической терапии и ООЭ с алкогольным рабдомиолизом — препарат Кормагнезин.

Литература

  1. Коньков Е. М., Булаев В. М., Егоров В. Ф., Сиволап Ю. П., Зеренин А. Г., Савченков В. А., Мирошниченко В. В., Остапенко Ю. Н., Крупицкий Е. М., Гриненко А. Я., Москвичев В. Г. Методические указания по клиническим исследованиям новых антиалкогольных вытрезвляющих средств // Ведомости научного центра экспертизы и государственного контроля лекарственных средств. 2001. № 4 (8). С. 13–19.
  2. Верткин А. Л., Москвичев В. Г. Острое отравление алкоголем в практике врача-стоматолога // Cathedra (Кафедра). 2004. № 12. С. 62–65.
  3. Верткин А. Л., Барер Г. М., Зайратьянц О. В., Вовк Е. И., Москвичев В. Г., Наумов А. В., Потхапу С. Р., Мевзришвили И. В. Стоматологический статус пациентов с алкогольной болезнью печени // Cathedra (Кафедра). 2005. № 3 (15). С. 66–69.
  4. Духанина И. В., Москвичев В. Г., Верткин А. Л. Классификация, терминология, экспертиза трудоспособности, организационные аспекты медицинской помощи при неотложных состояниях, связанных с употреблением алкоголя // Медицинская помощь. 2006. № 3. С. 3–5.
  5. Духанина И. В., Москвичев В. Г., Верткин А. Л., Шамарина Д. А., Волохова Р. Ю., Александрова О. Ю., Духанина М. В. Организация медицинской помощи при неотложных состояниях, связанных с употреблением алкоголя // Врач. 2006. № 3. С. 41–43.
  6. Москвичев В. Г., Волохова Р. Ю. Применение препарата инстенон у больных с отравлением этанолом в условиях общесоматического стационара // Неотложная терапия. 2006. № 3–4. С. 63–71.
  7. Москвичев В. Г., Волохова Р. Ю. Исследование эффективности препарата семакс в терапии алкогольного абстинентного синдрома и его осложнений // Врач скорой помощи. 2006. № 7. С. 57–61.
  8. Духанина И. В., Москвичев В. Г., Верткин А. Л., Духанина М. В. Алгоритмизация медицинской помощи: неотложные состояния, связанные с употреблением алкоголя // Клиническая медицина. 2006. Т. 84. № 7. С. 54–55.
  9. Москвичев В. Г., Цыганков Б. Д., Волохова Р. Ю., Верткин А. Л. Гендерспецифические аспекты алкогольобусловленных соматических заболеваний // Трудный пациент. 2006. № 9. Т. 4. 57–62.
  10. Москвичев В. Г., Волохова Р. Ю., Верткин А. Л. Соматическая патология у больных с неотложными состояниями, связанными с употреблением этанола // Лечащий Врач. 2006. № 10. С. 76–78.
  11. Верткин А. Л., Вовк Е. И., Москвичев В. Г., Зайратьянц О. В., Волохова Р. Ю. Неотложные состояния, связанные с употреблением алкоголя в многопрофильном стационаре (клинико-морфологическое исследование) // Терапевт. 2006. № 10. С. 14–27.
  12. Москвичев В. Г., Волохова Р. Ю., Зиновьева М. Ю. Алгоритм неотложной медицинской помощи при алкогольных психозах в общесоматическом стационаре // Терапевт. 2007. № 1–2. С. 48–60.
  13. Москвичев В. Г., Цыганков Б. Д., Волохова Р. Ю., Верткин А. Л. Половозрастные особенности алкогольобусловленных соматических заболеваний // Медицинская помощь. 2007. № 2. С. 3–5.
  14. Москвичев В. Г., Верткин А. Л. Лечение неотложных состояний, связанных с употреблением алкоголя, в клинике внутренних болезней // Врач скорой помощи. 2007. № 5. С. 58–69.
  15. Арутюнов С. Д., Верткин А. Л., Наумов А. В., Москвичев В. Г., Гаджиева А. М. Особенности влияния минеральной плотности костей периферического скелета на состояние пародонтального комплекса у пациентов злоупотребляющих алкоголем // Cathedra (Кафедра). 2007. Т. 6. № 2. С. 2–5.

А. Л. Вёрткин, доктор медицинских наук, профессор
В. Г. Москвичев, кандидат медицинских наук
А. С. Скотников, кандидат медицинских наук

МГМСУ, Москва

Контаткная информация об авторах для переписки:

Источник: http://www.lvrach.ru/2011/09/10510008/

Рак предстательной железы симптомы 4 стадии отек конечностей

Рак предстательной железы симптомы 4 стадии отек конечностей

Комментарии

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Глазные капли колларгол приготовление