Выбор жанра
Постановления роспотребнадзора по парентеральным вирусным гепатитам в российской федерации в 2014г

Постановления роспотребнадзора по парентеральным вирусным гепатитам в российской федерации в 2014г

Актуальная консультация эксперта по вопросам оценки вредного воздействия биологических факторов на медицинских работников

18 июня 2015 г.

В процессе исследований условий труда работников критерии оценки воздействия на работников факторов биологической природы воспринимаются неоднозначно. К примеру, возникает ряд вопросов при оценке условий труда работников медицинских учреждений

В процессе исследований условий труда работников критерии оценки воздействия на работников факторов биологической природы воспринимаются неоднозначно. К примеру, возникает ряд вопросов при оценке условий труда работников медицинских учреждений общей практики (стационаров, больниц, общих и стоматологических поликлиник, клинических лабораторий и т.д.), контактирующих с больными. Как правило, прямой контакт с возбудителями инфекционных заболеваний исключен, однако потенциальная опасность заражения работников, по-видимому, остается.

 
ВОПРОС:
В Руководстве Р 2.2.2006-05 эксперту предлагается оценить эти условия труда либо только как допустимые (2-й класс), либо только как вредные (3-я степень 3-го класса). Оценивая условия этих видов работ как допустимые, эксперт лишает работника льгот и компенсаций за вредные условия труда, как вредные – создает базу для получения работником полного комплекта компенсаций. Это влечет за собой серьезные экономические затраты. Следует ли относить условия труда медицинского персонала учреждений общей практики по биологическому фактору к классу 3.3, приравняв их к условиям труда работников специализированных учреждений, в которых существенно выше вероятность контакта со специфическими инфекционными агентами (медицинские учреждения инфекционного, туберкулезного, кожно-венерологического профиля)?

Р. Попова


 

 

ОТВЕТ:
 
Действительно, критерии отнесе­ния условий труда к определен­ному классу по биологическому фактору при контакте с патоген­ными микроорганизмами не совсем однозначны. Следует уточнить, что в отличие от «Руководства по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудо­вого процесса. Критерии и классифи­кация условий труда» Р 2.2.2006-05 понятие «особо опасные инфекции» в современной эпидемиологии инфекци­онных заболеваний практически не используется. Что важнее, его нет ни в действующих законодательных и подзаконных актах РФ, ни в между­народных документах соответствующего профиля.

 


Надежда СИМОНОВА,
доктор медицинских наук, профессор,

директор департамента по научной работе
Клинского института охраны и условий труда

 
Так, Международные медико-сани­тарные правила (ММСП), одобренные 58-й сессией Всемирной Ассамблеи здравоохранения 23 мая 2005 г., не содержат термина «особо опасные инфекции». Эти правила вводят поня­тие об «инфекционных заболеваниях, которые вошли в перечень событий, что могут являть собой чрезвычай­ную ситуацию в системе охраны здоровья в международном масштабе».
 
Согласно приложению 2 к ММСП-2005 они разделены на две группы.
 
Первая группа – «болезни, которые являются необычными и могут ока­зать серьезное влияние на здоровье населения»: оспа, полиомиелит, выз­ванный диким полиовирусом, челове­ческий грипп, вызванный новым под­типом вируса, тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС, или SARS).
 
Вторая группа – «болезни, любое событие с которыми всегда оценива­ется как опасное, поскольку эти ин­фекции обнаружили способность ока­зывать серьезное влияние на здоровье населения и быстро распространять­ся в международных масштабах»: холера, легочная форма чумы, жел­тая лихорадка, геморрагические ли­хорадки (Пасса, Марбург, Эбола, За­падного Нила). Ко второй группе ММСП-2005 относят также инфек­ционные болезни, «которые представ­ляют особую национальную и регио­нальную проблему» (например, лихо­радку денге, лихорадку Рифт-Валли, менингококковую болезнь или инфекцию и др.).
 
В России ММСП введены в действие и постановлением Главного государственного санитарного врача от 11.05.07 «О реализации Международных медико-санитарных правил (2005)». В постановлении говорится об инфекционных болезнях, «вызывающих чрезвычайные ситуации в общественном здравоохранении, имеющие международное значение, в том числе новых возникающих особо опасных инфекционных болезнях, угрозе пандемии гриппа, этиологическим агентом которой может быть новый подтип высоко патогенного для человека вируса».
 
Расшифровки понятия «особо опасные болезни» в постановлении нет, как нет его и в Федеральных законах от 21.11.11 № 323-ф3 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и от 30.03.99 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». При этом в Федеральном законе № 52-ФЗ содержится лишь определение инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, – это «инфекционные заболевания человека, характеризующиеся тяжелым течением, высоким уровнем смертности и инвалидности, быстрым распространением среди населения (эпидемия)». Таким образом, в действующих законодательных актах отсутствуют юридические основания для формирования четкого перечня работников, которые могли бы быть отнесены к первому подпункту п. 5.2.3 и второй строке табл. 2 Р 2.2.2006-05 по воз­действию биологического фактора.
Вместе с тем в стране действует несколько подзаконных норматив­но-правовых актов, которые могли бы быть положены в основу соответству­ющей классификации условий труда. Прежде всего, – это Санитарные прави­ла «Порядок учета, хранения, пере­дачи и транспортирования микроорга­низмов I-IV групп патогенности. СП 1.2.036-95». В Приложении 5.4 к этим СП приведена классификация пато­генных для человека микроорганиз­мов. Согласно этой классификации все микроорганизмы делятся на че­тыре группы. Их патогенность, то есть опасность для человека, снижается от первой группы к четвертой.
 
В развитие СП 1.2.036-95 разрабо­таны Санитарно-эпидемиологические правила «Безопасность работы с мик­роорганизмами I – II групп патогеннос­ти (опасности). СП 1.3.1285-03» и Санитарные правила «Безопасность работы с микроорганизмами III – IV групп патогенности и гельминтами. СП 1.2.731-99». По степени опасности и мерам защиты работающих группы патогенных микроорганизмов, с кото­рыми работники могут контактировать в процессе труда, можно объединить, сделав из четырех две.
 
Так, среди патогенных бактерий в I – II группы включены возбудители чумы, сибирской язвы, бруцеллеза, туляремии, легионеллеза, сапа,  ме­лиоидоза, холеры; из риккетсий в эти же группы входят возбудители сып­ного и крысиного тифов, пятнистой лихорадки, лихорадки Ку и некоторых других болезней. Среди вирусов наибольшую опас­ность представляют возбудители ге­моррагических лихорадок, натуральной оспы человека, энцефалитов, энцефа­ломиелитов, менингоэнцефалитов, парентерального гепатита, бешенства, псевдобешенства, ящура, иммунодефицита человека и ряда других менее распространенных инфекционных болезней. Из хламидий во II группу включен возбудитель орнитоза-пситтакоза, из грибов – возбу­дители бластомикоза, кокцидиоидоза и гистоплазмоза, а из ядов биологи­ческого происхождения – ботулинические токсины всех видов, столбнячный токсин и яд паука каракурта.
 
Как известно, в Р 2.2.2006-05 усло­вия труда работников, имеющих кон­такт с возбудителями других инфекци­онных заболеваний (помимо особо опасных), отнесены к классу 3.3, одна­ко насколько это обоснованно? На наш взгляд, нужны специальные исследо­вания по анализу фактической ситуа­ции с учетом мнения экспертов в соот­ветствующей области. Целесообразно в классификации условий труда указать, что рабочие места с наличием контакта с микро­организмами I – II групп патогенности следует относить к 4-му классу опасности по аналогии с Р 2.2.2006-05, а при наличии контакта с микроорганиз­мами III – IV групп патогенности и гель­минтами, – к примеру, на класс или два ниже, то есть к классам 3.4 или 3.3.
 
Следует иметь в виду, что сказан­ное в отношении контакта с микро­организмами с достаточной степенью точности можно отнести только к ра­ботникам специализированных лабора­торий и производств, то есть «организаций или их структурных подразделений, выполняющих экспериментальные, диаг­ностические или производственные работы с патогенными биологически­ми агентами» (СП 1.2.731-99). Что касается профессиональных групп медицинских работников, заня­тых лечением и обслуживанием лю­дей или животных, больных инфек­ционными заболеваниями, то их условия труда могут быть отнесены к тем же классам, что и при работе в лабораториях, по-видимому, только в тех случаях, когда речь идет о бо­лезнях, непосредственно передаю­щихся от человека к человеку, а для ветеринарных и сельскохозяйствен­ных работников – соответственно, от животных к человеку воздушно-капельным или контактным путем.
 
В этом случае число медицинских работников (профессий), имеющих контакт с микроорганизмами I – II групп патогенности и подвергающихся рис­ку заражения в процессе труда, со­кратится, поскольку, к примеру, СПИД, парентеральный гепатит пере­даются от человека к человеку толь­ко парентерально (через половой кон­такт или кровь), а геморрагические лихорадки вообще не передаются от человека к человеку. Иными сло­вами, при нахождении в терапевтичес­ких стационарах инфекционных боль­ниц и отделений такие больные не представляют опасности для пер­сонала.
 
Исключение составляют медицин­ские работники хирургических от­делений и акушерских стационаров, занятые непосредственным оказани­ем медицинской помощи путем оперативного вмешательства с риском нарушения целостности перчаток. Оценка биологического фактора для этой группы специалистов должна учитывать вероятность попадания в кровь работника (хирурга, акушера-гинеколога, анестезиолога-реаниматолога, операционной сестры, акушер­ки) возбудителей ряда инфекционных болезней, прежде всего – паренте­ральных вирусных гепатитов В и С, СПИДа и сифилиса вследствие по­вреждения перчаток и травмирования пальцев рук в процессе оперативного вмешательства либо наличия микро­скопических ран на руках медицинс­кого работника.
 
Известно, что при проведении пла­новых хирургических и акушерско-ги­некологических вмешательств пациен­тов предварительно обследуют на вирусные гепатиты, ВИЧ и сифилис. Однако даже зная о наличии у опери­руемого больного одного из этих за­болеваний, медицинские работники, во-первых, не имеют права отказаться от операции, а во-вторых – не имеют га­рантированной защиты от повреждения перчаток и пальцев рук при проведе­нии оперативного вмешательства. Еще большему риску подвергают­ся медицинские работники, оказыва­ющие экстренную медицинскую помощь в хирургических и акушерско-гинекологических стационарах, когда оперативное вмешательство произво­дится по жизненным показаниям боль­ного без проведения предварительных анализов.
 
Поскольку возбудители названных болезней входят в основном в I – II группы патогенности, причем имен­но у медицинских работников в стра­не ежегодно выявляется некоторое количество случаев профессиональ­ных заболеваний гепатитами В и С, условия труда данной группы лиц со­гласно Р 2.2.2006-05 следует относить к классу 4.
 
Теперь о медицинских работниках, которые работают не в специализированных (для тех или иных инфек­ционных больных) медицинских уч­реждениях. Обратимся вновь к Классификации патогенных для чело­века микроорганизмов. В III группу па­тогенности включены вирусы гриппа, полиомиелита, ветряной оспы, ОРВИ, полиневритов, пневмоний, бронхитов, бронхиолитов, эпидемического паро­тита, кори, конъюнктивитов, краснухи и множества других инфекционных заболеваний. Многие из них легко пе­редаются от человека к человеку воз­душно-капельным путем, причем большинство так называемых детс­ких инфекций у взрослых людей про­текает значительно тяжелее и чаще сопровождается осложнениями. Кста­ти, в III группу патогенности включен и возбудитель туберкулеза, то есть по степени опасности для человека все перечисленные микроорганизмы сопо­ставимы.
 
Большинство названных болезней на начальном этапе может протекать со стертой клинической картиной. При этом заразиться ими от больного че­ловека имеет возможность любой работник медицинской организации амбулаторного или стационарного типа – от врача скорой помощи и ре­гистратора до руководителя учрежде­ния.
 
Грипп или ОРВИ, в отличие от тубер­кулеза, редко рассматривается в качестве профессионального заболева­ния у медицинского работника. Однако грипп может привести к тяжелому ос­ложнению (с последующей инвалидно­стью или смертью работника), либо, по меньшей мере, – к длительной нетру­доспособности. Если медицинский ра­ботник заразился на своем рабочем ме­сте, то случай, безусловно, может и должен рассматриваться как страховой в системе обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных за­болеваний. Это не противоречит ни Фе­деральному закону «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», ни Перечню про­фессиональных заболеваний, ни Трудо­вому кодексу РФ.
 
То же можно сказать о краснухе в случае заражения беременной женщи­ны – медицинского работника и на­ступившего вследствие этого тяжело­го осложнения для плода или ребенка и т.д. Если во всех этих случаях мы будем относить условия труда меди­цинских работников к классу 2, вряд ли мы окажемся на стороне защиты их прав на компенсацию в случае утраты здоровья или даже жизни в процессе труда. Не исключено, что вероятность наступления подобного страхового случая несколько ниже, чем, скажем, вероятность заражения легочной чумой от больного человека или высокопатогенным вирусом в специали­зированной лаборатории, хотя доказа­тельные исследования на этот счет нам неизвестны. Вместе с тем работник специализи­рованного медицинского учрежде­ния, как правило, лучше подготовлен в области охраны труда и четко зна­ет, с чем может столкнуться в про­цессе трудовой деятельности. К тому же он чаще всего защищен специаль­ными средствами индивидуальной и коллективной защиты, системой обя­зательной первичной медицинской профилактики и динамического меди­цинского наблюдения.
 
В то же время, к примеру, меди­цинский регистратор в муниципальной поликлинике, выдавая амбулаторные карты больным гриппом в период сезонной эпидемии, практически не имеет защиты от заражения. Воз­можность осложнений после гриппа определяется в основном состояни­ем его здоровья, реакцией организма на инфекцию и качеством оказания последующей медицинской помощи. Это в полной мере можно отнести к работникам большинства других ме­дицинских организаций – поликлиник, стационаров, стоматологических отде­лений, различных медицинских цент­ров и клиник и др.
 
Заметим: медицинский работник, конечно, может заразиться гриппом или любой другой инфекцией не толь­ко на рабочем месте, но и, например, в общественном транспорте. Вместе с тем данные многочисленных иссле­дований убедительно свидетельству­ют о том, что у медицинских работ­ников вероятность заражения в процессе труда многократно выше.
 
Можно ли приравнять работников об­щей медицинской сети к работни­кам патоморфологических отделе­ний, прозекторских и моргов по значимости биологического факто­ра? Однозначно ответить на этот вопрос сложно, поскольку о специ­альных исследованиях на этот счет неизвестно. Можно лишь сказать, что, скорее всего, специалисты-пато­морфологи, как и работники других специализированных учреждений, про­фессионально более подготовлены к опасности заражения в процессе свое­го труда и имеют возможность более тщательно, чем, например, хирурги со­блюдать требования безопасности, так как у первых отсутствует такой фак­тор, как дефицит времени из-за жиз­ненных показанияй больного.
 
Что касается сравнения работни­ков патоморфологических отделений и медицинских работников терапевти­ческого профиля, то для обоснован­ного заключения необходимо было бы провести специальные исследования с оценкой вероятности заражения патогенными микроорганизмами не­посредственно в процессе трудовой деятельности. Полагаем, что до настоящего времени в стране вряд ли был зафиксирован хотя бы один слу­чай профессионального заболевания инфекционной природы у работника прозекторской или морга. Наличие в практике отечественной профпатологии случаев профессио­нальных заболеваний медицинских работников туберкулезом свидетель­ствует не столько о более высокой опасности возбудителя туберкулеза, сколько о сложности заражения им вне длительного контакта с больны­ми людьми вследствие наличия у большинства взрослого населения естественной устойчивости к возбу­дителю.
 
В ближайшее время вряд ли удастся встретить страховой случай за­ражения в процессе труда (то есть про­фессиональное заболевание) пато­морфолога, участкового терапевта или патронажной медицинской сест­ры. Это, увы, не означает, что подоб­ных случаев не существует. Сегодня в огромном количестве видов экономической деятельности у работников десятилетиями не выяв­ляются даже типичные профессио­нальные заболевания, к примеру, – нейросенсорная тугоухость или виб­рационная болезнь, – при безуслов­ном наличии на рабочих местах соот­ветствующих вредных факторов рабочей среды. Это отдельная очень болезненная тема: почему в совре­менной России уровень профессио­нальной заболеваемости в десятки раз ниже, чем в экономически разви­тых странах.
 
Наше общество экономически и со­циально еще не готово к тому, чтобы признать приоритет здоровья работа­ющего человека перед всеми други­ми жизненно важными приоритетами, включая право на труд и достойный заработок. Это одинаково характерно как для индивидуального, так и для общественного сознания. Пока есть работа и удовлетворя­ющая на данный период заработ­ная плата, российский работник, по-видимому, будет прилагать максимум усилий к тому, чтобы профес­сиональное заболевание у него не было выявлено, поскольку вслед­ствие этого рабочее место и зарабо­ток будут утрачены, а предусмотрен­ные обществом социальные компен­сации не обеспечат необходимого качества жизни.
 
Добавим к этому характерную для большинства работников низкую юри­дическую грамотность в области прав на охрану здоровья и социальную защиту, а также относительно небольшой опыт судебных решений в соответ­ствующей области. Медицинские ра­ботники в этом отношении – не ис­ключение. Сходными категориями мыслит и работодатель – ему не нужны «лишние заботы», связанные с про­фессиональным заболеванием, тем более что они не нужны работнику. Помимо прочего, работодатель все­рьез может быть заинтересован в улучшении результатов аттестации рабочих мест (АРМ). Плохие резуль­таты повлекут за собой не только и даже не столько выявление возмож­ных профессиональных заболеваний, сколько затраты на льготы и компенсации, а также увеличение объе­мов периодических медицинских ос­мотров, то есть значимые финансовые вложения. «Свои интересы» есть в этом вопросе и у Фонда социального страхования РФ, и у медицинских организаций.
 
Иными словами, несмотря на то, что современный уровень професси­ональной заболеваемости в России не отражает фактических условий труда, сложившаяся ситуация в оп­ределенной степени объективна, по­скольку обусловлена сформировав­шимися социально-экономическими реалиями. Тем не менее, для профессиона­лов очевидно, что подобное положе­ние не сможет сохраняться долго. Это, прежде всего, определяется широкой интеграцией российской эко­номики в мировую и глобализацией большинства социальных проблем, включая вопросы охраны здоровья работающего населения. Уже в бли­жайшее десятилетие, на наш взгляд, следует ожидать существенного рос­та уровня профессиональной заболе­ваемости в России. В конечном счете он должен стать сопоставимым с по­казателями большинства развитых стран. Это может послужить одним из оснований для пересмотра объема со­циальных компенсаций за утраченное в процессе труда здоровье.
 
Именно этот аспект, на наш взгляд, достаточно тесно увязан с пробле­мой так называемых льгот и компен­саций за вредные и/или опасные условия труда, которые сегодня непосредственно определяются результата­ми аттестации рабочих мест (специальной оценки условий труда, – прим. ред.).  Эта проблема требует от­дельного рассмотрения. Отметим лишь, что ни доплата к заработку, начиная от 4% заработной платы, ни сокращенный рабочий день, ни допол­нительный отпуск не компенсируют утрату здоровья в результате дли­тельной работы во вредных условиях труда. Более того, компенсации спо­собствуют существенному его ухуд­шению, поскольку работодатель, по минимуму компенсируя вредные ус­ловия труда, не торопится их улуч­шать, а работник не готов к тому, что­бы тратить мизерные доплаты и компенсации на собственное оздоров­ление.
 
Можно с высокой вероятностью допустить: если бы в системе соци­ального страхования уровень ком­пенсаций за утрату здоровья в про­цессе труда обеспечивал работнику сохранение привычного качества жизни, то ему было бы проще при­нять вероятность развития у него профессионального заболевания, чем отстаивать право на льготы и компенсации за работу во вредных условиях труда.
 
Теперь о защите временем. Никто не доказал, что именно этого количе­ства времени достаточно, чтобы дей­ствие вредных факторов рабочей сре­ды и трудового процесса не отразилось на здоровье. Отечественные гигиенические нормативы базируются на 8-часовом рабочем дне и 40-часовой рабочей неделе, однако никто не может гарантировать, что сокращение этого времени на 10%  обеспе­чивает снижение неблагоприятного эффекта воздействия фактора до безопасного уровня.
 
Более того, специалистам хорошо известно, что даже при воздействии допустимых уровней у части наибо­лее чувствительных людей могут воз­никнуть нарушения здоровья профессионального генеза. Для веществ, обладающих аллергенным действи­ем, находят даже обратную зависи­мость: чем ниже концентрация, тем тяжелее эффект (хотя это не имеет прямого отношения к биологическим факторам).
 
Для медицинских работников, занятых в медицинских организациях общего профиля, сохраняется веро­ятность заражения инфекционными заболеваниями в процессе труда. Это в большинстве случаев, на наш взгляд, не позволяет оценивать их условия труда на уровне класса 2. Для обоснования дифференцирован­ного подхода к оценке условий труда медицинских работников этой группы по степени выраженности воздействия биологического фактора необходимо проведение специальных клинико-эпи­демиологических исследований.
 

Очевидно, что методики (а воз­можно, и методология) оценки усло­вий труда к примеру, врача-нейрохирурга и шахтера должны быть различными. Необходимо разработать серию подзаконных актов для более четкого организационно-методическо­го обеспечения аттестации рабочих мест (специальной оценки условий труда) в различных ви­дах экономической деятельности. Существенно более объективной (и, что важнее, более результативной по сравнению с аттестацией рабочих мест по условиям труда) является мето­дология оценки и управления профес­сиональными рисками. Это обуслов­ливает целесообразность ее широкой апробации и внедрения в условиях современной России. Представляется целесообраз­ным разработать корпоративные (от­раслевые) регламенты оценки усло­вий труда в рамках локальных систем управления профессиональными рис­ками с учетом специфики трудовой деятельности. На наш взгляд, это должно было бы стать заботой соот­ветствующих отраслевых профсоюзов и объединений работодателей.
 

Источник: «Охрана труда и социальное страхование», № 2, 2013.


Со 2 июня 2015 года вступил в силу Приказ Министерства труда и социальной защиты Российской Федерацииот 24 мая 2015 года № 250н «Об утверждении особенностей проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах отдельных категорий медицинских работников»

 

Прошел государственную регистрацию в Минюсте России приказ Минтруда России от 24.05.2015 № 250н, вводящий в действие особенности специальной оценки условий труда на рабочих местах медицинских работников. Документ вступает в силу по истечении 10 дней с смомента официальной публикации. Приказ был опубликован 22 мая 2015 года на Официальном интернет-портале правовой информации (www.pravo.gov.ru).
Напоминаем, что в целях реализации ч. 7 ст. 9 Федерального закона «О специальной оценке условий труда» и п. п. 3-5 Перечня рабочих мест в организациях, осуществляющих отдельные виды деятельности, в отношении которых специальная оценка условий труда проводится с учетом устанавливаемых уполномоченным федеральным органом исполнительной власти особенностей, утв. Постановлением Правительства РФ от 14.04.2014 № 290, Приказом от 24.05.2015 № 250н утверждены особенности проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах следующих категорий медицинских работников:

  •  непосредственно оказывающих скорую (скорую специализированную) медицинскую помощь в экстренной или неотложной формах вне медицинской организации, в т.ч. в ходе медицинской эвакуации;
  • рабочие места которых расположены в помещениях, к которым нормативными правовыми актами РФ предъявляются требования, связанные с необходимостью поддержания особого микробиологического состояния среды и устойчивого режима функционирования медицинского оборудования (отделения реанимации, интенсивной терапии, операционные);
  • непосредственно осуществляющих диагностику и лечение с использованием медицинской аппаратуры (аппаратов, приборов, оборудования), перечень которой утверждается Минтрудом России по согласованию с Минздравом России и на нормальное функционирование которой могут оказывать воздействие средства измерений, используемые в ходе проведения специальной оценки условий труда.

Одновременно утвержден Перечень медицинской аппаратуры (аппаратов, приборов, оборудования), на нормальное функционирование которой могут оказывать воздействие средства измерений, используемые в ходе проведения специальной оценки условий труда.
 

Источник: Regulation.gov.ru, КонсультантПлюс



 

МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПРИКАЗ

от 24 апереля 2015 года № 250н 

 

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРОВЕДЕНИЯ

СПЕЦИАЛЬНОЙ ОЦЕНКИ УСЛОВИЙ ТРУДА НА РАБОЧИХ МЕСТАХ

ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ


 

Зарегистрировано в Минюсте России 20 мая 2015 г. N 37338

 

Об утверждении особенностей проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах отдельных категорий медицинских работников и перечня медицинской аппаратуры (аппаратов, приборов, оборудования), на нормальное функционирование которой могут оказывать воздействие средства измерений, используемые в ходе проведения специальной оценки условий труда.
 

В соответствии с частью 7 статьи 9 и частью 4 статьи 13 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, № 52, ст. 6991; 2014, № 26, ст. 3366) и пунктами 3-5 перечня рабочих мест в организациях, осуществляющих отдельные виды деятельности, в отношении которых специальная оценка условий труда проводится с учетом устанавливаемых уполномоченным федеральным органом исполнительной власти особенностей, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 14 апреля 2014 г. № 290 (Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, № 17, ст. 2056),
ПРИКАЗЫВАЮ:


1. Утвердить по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации:

  • особенности проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах отдельных категорий медицинских работников, непосредственно оказывающих скорую (скорую специализированную) медицинскую помощь в экстренной или неотложной формах вне медицинской организации, в том числе в ходе медицинской эвакуации, согласно приложению № 1;
  • особенности проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах медицинских работников, расположенных в помещениях, к которым нормативными правовыми актами Российской Федерации предъявляются требования, связанные с необходимостью поддержания особого микробиологического состояния среды и устойчивого режима функционирования медицинского оборудования (отделения реанимации, интенсивной терапии, операционные), согласно приложению № 2;
  • особенности проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах медицинских работников, непосредственно осуществляющих диагностику и лечение с использованием медицинской аппаратуры (аппаратов, приборов, оборудования), на нормальное функционирование которой могут оказывать воздействие средства измерений, используемые в ходе проведения специальной оценки условий труда, согласно приложению № 3; 
  • перечень медицинской аппаратуры (аппаратов, приборов, оборудования), на нормальное функционирование которой могут оказывать воздействие средства измерений, используемые в ходе проведения специальной оценки условий труда, согласно приложению № 4.

 

Министр труда и социальной защиты

Российской Федерации

М.А.ТОПИЛИН



             


 

  


 

 

Источник: http://www.trudcontrol.ru/press/publications/6242/...

Постановления роспотребнадзора по парентеральным вирусным гепатитам в российской федерации в 2014г

Постановления роспотребнадзора по парентеральным вирусным гепатитам в российской федерации в 2014г

Комментарии

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Samsung на глазах садится зарядка и экран розовый