Выбор жанра
Как убрать боли при ревматоидном артрите

Как убрать боли при ревматоидном артрите

Урбанович Елена Владимировна - доктор психологических наук, специалист в области международных отношений, : Урбанович стол

Созависимость - это своего рода отказ от себя, когда человек забывает об удовлетворении собственных потребностей и поглощен только тем, чтобы управлять поведением другого. Как правило, это люди, способные сопереживать и глубоко вникать в проблемы другого человека. Они жертвуют собой, берут на себя ответственность за жизнь других людей, в то же время отказываются от ответственности за себя. Предпосылкой часто становится заниженная самооценка. Такие люди полностью зависят от взаимоотношений с другими, от внешних оценок, не верят, что могут быть любимыми и ценными сами по себе, пытаются «заработать» любовь и внимание других и стать в семье незаменимыми.

Многие поступки таких людей мотивированы страхом, который является основой любой зависимости. Это страх быть брошенным, страх столкновения с реальностью, потери контроля над жизнью. Часто сопровождается такими эмоциями как тревога, стыд, что приводит к социальной изоляции, чувство вины, жалость к себе, гнев, ярость. Созависимые люди стремятся удовлетворить желания других, у них нет доступа к своим чувствам, утрачивается способность распознавать чувства.

У созависимого человека чрезмерно развит контроль. Он контролирует своих близких, свои эмоции, всё, что может причинить ему боль. Этот тотальный контроль только ухудшает ситуацию, заставляя зависимого «закрываться», а созависимого лишает свободы и покоя. Чем больше контроль, тем напряженнее ситуация. К тому же, состояние контроля держит в напряжении тело, провоцируя болезни (язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, головные боли, колиты, ВСД, астма, тахикардия и др.), а стремление контролировать неконтролируемые события часто приводит к депрессии.

Основной механизм защиты у людей с созависимостью - отрицание. Они обманывают себя, могут игнорировать серьезные проблемы, правда для них болезненна и невыносима, а отрицание позволяет им жить в мире иллюзий.

Созависимость может передаваться по наследству, т.е. ребенок «сживается» с поведением зависимого или созависимого родителя, и модель повторяется по старому кругу. Вовлечение семьи в терапию ускоряет и улучшает процесс выздоровления.

Терапевтическая работа с созависимым человеком подразумевает работу с личностью и личными проблемами. Она направлена на эмоциональную разгрузку, восстановление процессов общения, осознание собственной значимости и собственной ценности в этом мире. Для того чтобы разорвать болезненную созависимость, необходимо поднять и укрепить личность самого человека, вернуть его к самостоятельной жизни и к самостоятельным целям.

Карягина Наталья Владимировна - : Карягина стол кризис

Со-зависимость – это одна из разновидностей зависимости. Это зависимость от страданий или зависимости близкого человека. Примеры жен алкоголиков или родителей наркоманов – это примеры «зависимости от чужой зависимости». По тому же механизму сформированы отношения части родителей шизофреников с их детьми, или супругов, чьи половины имеют те или иные серьезные заболевания или отклонения поведения.

В каждом случае мы видим пару: один человек недостаточно функционален, социально дезадаптирован (наркоман, алкоголик, агрессивный социопат, больной, хронически попадающий в переделки и т.д.) и второй человек как его дополнение в плане обеспечения функциональности. Как будто они только вдвоем могут обеспечить себе сносное существование, а по отдельности существовать (функционировать) не могут. И есть еще одна особенность в созависимости – если вдруг пропадет тот, от кого эта самая созависимость существует, то немедленно находится другой на «освободившуюся вакансию». Пример – когда мужчина, долго поддерживавший беспомощную мать, остается без нее, то он через месяц находит себе в жены такую же беспомощную женщину. Или женщина, разведясь с мужем-алкоголиком, вновь выходит замуж за мужчину, который оказывается тоже алкоголиком (наркоманом, игроманом, трудоголиком в более «социально приемлемом» варианте). Думаю, у каждого есть пример таких пар.

Прообразом таких парных отношений является пара мать – грудной младенец. Посмотрите – человеческий детеныш рождается на свет неадаптированный к индивидуальному выживанию без опеки взрослых. И есть мама, которая самозабвенно занимается делами ребенка – едой, чистотой, здоровьем, развитием. Если уход достаточно хороший, ребенок вырастает, как бы наедается этих близких отношений и становится все более самостоятельным. Он может адаптироваться в реальной жизни.

В варианте, когда уход плох, беспомощность, несамостоятельность, отношения зависимости сохраняются и сопровождают физически растущего индивида. И тогда потребность в зависимости реализуется в форме химической, эмоциональной или созависимости.

Поскольку созависимость – это зависимость от другого человека, а не безликого вещества или автомата, осознать ее, понять ее природу и излечиться проще. Собственно, природа созависимости в том, что свою страдающую часть человек не видит в себе, а находит у другого и начинает «лечить», опекать, пытаться контролировать этого другого человека, как будто он – его продолжение, «собственность», как часто отмечают психологи.

Первый шаг к исцелению – признать созависимость, перестать видеть в других причину вашей незаинтересованности самим собой. Чаще всего у созависимого человека есть множественные психологические травмы с раннего детства, с которыми невозможно было по-настоящему справиться в детстве. Работа, которую требуется произвести – снова вернуться к этим травмам во взрослом состоянии и пережить их уже с новыми, взрослыми ресурсами. Психотерапевт в данной ситуации может помочь проделать эту работу. ПОМОЧЬ, а не усыновить или удочерить и дать конкретную любовь и заботу, которой не хватило в детстве.

Еще один момент, который обязательно возникнет как препятствие на дороге излечения – это привычка к созависимому поведению, стремление «вечно кого-то спасать» и нехватка других способов взаимодействия с людьми. Это тоже работа, этому придется сознательно учиться.

Рыбалко Елена Александровна - : Ribalko stol

Cозависимость – это болезнь отношений и личная проблема одновременно. Когда человек не признает свой зависимости от другого и в то же время нуждается в ком-то. Когда сложно быть автономным и самостоятельность практически не совместима с равными, близкими отношениями. Есть два варианта созависимости.

Один, когда человек мучается в отношениях и видит выход либо в изменении другого (когда другой бросит пить, будет уделять внимание и т.д.), либо в отдалении (не звонить, не встречаться взглядами, развод, разрыв).

Второй вариант, когда человек мучается в отдалении или отношения неустойчивы (недолго, не глубоко, с частыми сменами партнеров) и видит облегчение в том, чтобы найти «хорошего» партнера (-шу) или родить ребенка.

Первый вариант – зависимость, второй вариант – контрзависимость. Это две стороны одной медали.

Если человек созависим, то мнение другого важнее собственного, поведение и переживания близкого затрагивают настолько, что созависимый занимается другим или только другим, теряя себя. Например, если супруг или ребенок зависимы – избегают жизни, играют, пьют, употребляют наркотики, то созависимый человек посвящает всего себя (мысли, дела и чувства, мечты) тому, как помочь зависимому, как сделать так, чтобы тот перестал пить, а начал работать, или стал учиться, или был больше для семьи. Если человек контрзависим, то скорее всего, он доволен в профессии, есть время для своих желаний, но есть и одиночество и поиск «хорошего» другого.

Если я слышу, как человек часто жалуется на другого, мучается в отношениях или без них, если смысл жизни в другом, если человек мечтает, что собственная жизнь наладится после того, как измениться другой (или найдется подходящий), то речь, конечно, идет о созависимости. Созависимость – это мучительная связь, вместо отношений любви. И наконец, вот основные критерии созависимости:

• когда мир одного человека сужается и сосредотачивается на другом;

• когда созависимый не контролирует свое поведение (хочет не звонить, а звонит, хочет не спрашивать или не скандалить, но вновь и вновь возобновляет не желаемое поведение) и раз за разом повторяет неконтролируемое и часто непонятное поведение;

• когда человек испытывает мучение без другого.

Созависимому человеку можно помочь, если он (она) обращается за помощью, если у него есть собственное желание что-то изменить в себе (замете, что не в другом!!!), в своей жизни, в своих отношениях. Я в психологической работе исхожу из этого, главного вопроса – что вы хотите для себя? – это первостепенный вопрос. Какие варианты ответов встречаются:

• Хочу стать более уверенным в себе, чтобы (к примеру) суметь отстоять себя перед начальством.

• Как мне получить внимание и тепло?

• Как отдаляться от партнера (партнерши) не теряя его (ее) и приближаться не теряя себя?

• Помогите разобраться чего я хочу (в учебе, работе, здесь-и-сейчас).

• Помогите выкинуть его из головы, хочу начать новые отношения.

• Как не перегибать палку, чтобы не было потом мучительно больно?

А дальше путь помощи – это осознание тех чувств, которые мешают сделать так, как хочется. Это такие чувства, как страх, чувство вины или стыда, страх злости – это противоречивые чувства – нежность и злость к одному человеку. Так же препятствие для созависимого – это внутренние правила, страх осуждения.

Предоставлять время для понимания себя, для самостоятельного выбора, для желаний, помогать достижению собственных целей и переживанию собственных чувств, быть рядом, но не делать за созависимого человека – вот лучшая помощь созависимому!

Алексеев Сергей - : alexeev

...Чтобы сказать несколько слов об этом явлении, я воспользуюсь самой формулировкой темы этого обсуждения: «Созависимость. Как понять, что человек созависим, и как помочь?» Это хороший заголовок для круглого стола психологов, но если на эти слова посмотреть, как на реальную житейскую установку, свойственную многим людям в ситуации обычной жизни, можно увидеть, как сквозь легкую журналистскую провокационность проступают черты самой настоящей...созависимости:)

Действительно, получается так: я вижу, по каким-то признакам, что человек созависим, и...начинаю помогать. Но это и есть мое собственное созависимое поведение! Я сам назначил себя экспертом по его поведению, поставил диагноз и приступил к его исправлению, мягко назвав это «помощью».

В этой схеме нет только одного — самого этого человека как субъекта, как автора собственной жизни, его желания изменяться. Зато что здесь есть в избытке — это моя убежденность, что мои ценности «лучше» («он не должен быть созависимым», или «он не должен пить», или что-то еще — механизм везде одинаковый ), что он сам «не видит», а главное — он сам «не способен». Я тогда становлюсь очень большим, сильным и великодушным — как всякий бросающийся помогать без просьбы об этом, а он — маленьким, беспомощным и, в идеале, очень мне благодарным.

Я слышу вопрос: а что же, если человек тонет в речке, тоже будете ждать, пока он о помощи попросит? Но есть разница между несчастным случаем, произошедшим помимо воли человека, и устойчивым, добровольным, повторяющимся изо дня в день и из года в год поведением созависимого или зависимого.

Что же подталкивает меня действовать по такой схеме, когда моя помощь опережает собственные усилия того, кому я помогаю? Вероятно, в первую очередь, моя большая тревога, особенно если речь идет о близком человеке. И она тем больше, чем слабее моя вера в его собственные силы. И чтобы умерить собственную тревогу, я должен что-то сделать с человеком - «заставить» его не быть созависимым или, скажем, «заставить» не пить. Но никто не обязан менять свое поведение лишь для того, чтобы мне было спокойнее. Как-то обращаться со своей тревогой - это моя личная задача.

Если я нахожусь в качественных отношениях с человеком, чье поведение вызывает у меня тревогу, адекватным, не созависимым шагом будет дать ему обратную связь и поделиться с ним своей тревогой, не навязывая ее ему, понимая, что моя тревога принадлежит только мне. Например, в разговоре двух близких подруг может прозвучать такая фраза: «В последнее время я замечаю, что ты говоришь со мной только о своем муже, о его проблемах с алкоголем. Мне кажется, ты изменилась даже внешне. Мне тревожно и больно неделями видеть тебя неулыбающейся». Можно поделиться и информацией: «Я знаю, что за помощью для себя обращаются и родственники пьющих. Такая возможность есть и у тебя». Информация принадлежит тому, кто ее получил, и он делает с ней, что захочет.

Такого рода взаимодействие, с одной стороны, дает место моему неравнодушному отношению к ситуации другого человека, с другой — показывает уважение к нему, к его силам и желанию самому иметь дело лицом к лицу со своими трудностями.

К сожалению, рамки обсуждения не позволяют мне сейчас коснуться других сторон такого распространенного явления, как созависимость, в том числе и того, как работают с ним в формате профессиональной психологической помощи. Впрочем, в полной мере это узнаёт клиент, за такой помощью обратившийся.

Источник: http://www.psynavigator.ru/articles.php?code=863

Как убрать боли при ревматоидном артрите

Как убрать боли при ревматоидном артрите

Комментарии

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Лечениегрыжи позвоночника